Конор Магкрегор о травме на UFC 229: ‘Наверное мне следовало бы перенести бой на более позднюю дату’

Конор Магкрегор о травме на UFC 229: ‘Наверное мне следовало бы перенести бой на более позднюю дату’

Конор Макгрегор считает, что ему не следовало бы выходить на бой с Хабибом Нурмагомедовым, получив травму ноги за несколько недель до их боя.

В недавнем интервью с Тони Роббинсом во время разговора о том, как Хосе Альдо перенёс начальную дату их финального матча за титул в полулегком весе, в 2015 на UFC 189, Макгрегору напомнили о его травме.

“Самый значимый момент моей карьеры был тогда, когда я впервые вкусил золото UFC. Это было на UFC 189, в Лас Вегасе, я должен был встретиться с действующим чемпионом Хосе Альдо, но он выбыл за 9 дней до боя со сломанным ребром; кто-то ударил его ногой с разворота, и сломал ребро. Сломал ребро… скорее я бы сказал ушиб ребро.”

Макгрегор, в прошлом месяце посредством социальных сетей, заявивший о переломе ноги перед UFC 229, пустился в объяснения как он получил эту травму пытаясь выполнить прямой удар ногой в надвигающегося к нему рестлера.

“Это случилось за две с половиной недели до моего последнего боя. Я пробил прямой удар ногой в живот молдавскому борцу, он попытался пройти мне в ноги, а я ударил прямым и два моих пальца, мизинец и тот, что рядом с ним выгнулись назад и так и остались. Мой врач, который сейчас здесь со мной, ему пришлось зайти в октагон, вытянуть их и вправить обратно. Нога раздулась как шар, и это было за две с половиной недели до предстоящего боя.” — объяснил Конор.

Бывший чемпион в двух весовых категориях, подчеркнул, что его динамичный стиль боя, может быть и благословением и проклятьем, потому что даже без использования ноги, он думал что сможет победить Нурмагомедова, но учитывая серьезность травмы, наверное ему вообще не стоило выходить на бой.

“Это одна из тех вещей, которыми я одарён. В моём арсенале много ударов, много приёмов. Я могу боксировать, бить ногами. У меня много умений, но это иногда может пойти во вред. Очевидно, почему это хорошо. Я могу выполнить много ударов, подавить оппонента. Но вред состоит в том, что когда я получаю серьезную травму, после которой возможно я должен просто перенести матч на более позднюю дату, включается моя жажда победы и знание что мне всего лишь нужно нанести один удар; одна конечность у меня не работает, но у меня остаётся ещё семь… искусство восьми конечностей, вот что это, и я могу использовать другие удары из моего арсенала.”

Конор макгрегор продолжил говорить о том, что травма привела и к другим проблемам, во время снижения веса и тренировок, прежде чем он отмёл всё это как “бессмысленные оправдания”.

“Травма привела к тому, что мне пришлось на половину сократить интенсивность моих тренировок. Я больше не мог выполнять пробежки и мой вес был слишком высок. И вот ты сгоняешь вес, и не можешь этого сделать, потому что он слишком высок из-за травмы и всякой ерунды. Мне пришлось делать более интенсивную сгонку веса. Я был серьезно обезвожен и не спал 48 часов перед сушкой. Но всё это бессмысленные оправдания, на которые я не обращаю внимания. Мне плевать. Вот поэтому я вышел на бой, не защищаясь, динь-динь-динь и пошел на него, а он стал бегать по октагону.”

Send a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *